A+ R A-

Надводный военный флот СССР. часть 2

Содержание материала

 

 

 

 

В середине 60-х годов, стало очевидным, что как бы ни совершенствовались СВВП, достичь совершенства обычных самолетов они "даже в принципе" никогда не смогут, а устранение разрыва в боевых возможностях тех и других - утопия. Однако эти теоретические и практические выводы не сразу дошли до вершителей судеб отечественного ВМФ, увы обладавших мизером технических знаний.

С целью всестороннего обоснования путей развития кораблей с авиационным вооружением в ВМФ СССР в 60-х годах была развернута комплексная научно-исследовательская работа "Ордер", посвященная указанной проблеме. В этой работе участвовали научно-исследовательские институты и конструкторские бюро ВМФ, ВВС, судостроительной, авиационной и других отраслей оборонной промышленности. Таким образом, вырабатывалась научно обоснованная и, главное, коллективная точка зрения на проблему. Наиболее общие выводы этой работы, завершенной к 1972 г., сводились к следующему:

• авиационное обеспечение ВМФ является первостепенной, неотложной задачей, поскольку оно затрагивает вопросы развития морских стратегических ядерных сил; без авиационного прикрытия в условиях господства противолодочной авиации вероятного противника мы не сможем обеспечить не только боевую устойчивость, но и развертывание наших подводных лодок как с баллистическими ракетами, так и многоцелевых, являющихся главной ударной силой ВМФ (Ярый апологет "подводной войны" гросс-адмирал К.Дениц главной причиной неудач германского подводного флота во второй мировой войне считал"необеспеченность его авиационными прикрытием, разведкой, целеуказанием и т.п.");

• без истребительного прикрытия невозможна успешная деятельность морской ракетоносной, разведывательной и противолодочной авиации берегового базирования - второго по значению ударного компонента ВМФ;

• без истребительного прикрытия невозможна более или менее приемлемая боевая устойчивость надводных кораблей.

Иными словами (более конкретно и определенно) можно было бы резюмировать так: "Строительство флота, не прикрытого авиационным, в первую очередь истребительным, "зонтом", является бесполезной тратой народных денег". К сожалению, в таком контексте это тогда не прозвучало. И более того, вновь никто не отважился прямо заявить, что не корабельная авиация охраняет флот, а флот охраняет носителя этой авиации, которая и решает все задачи флота или их большую часть. До таких "революционных" выводов, в системе научного обоснования взглядов С.Г.Горшкова, никто дорасти не смог. И все же первой и самой простой реакцией на подобные выводы должно было бы стать возрождение береговой истребительной авиации в составе ВМФ. Однако даже такого шага, не требовавшего кардинальных изменений и больших затрат, тогда сделано не было. Правда и то, что такая полумера проблемы далеко не снимала.

Детальные исследования и расчеты показывали, что для создания постоянного по времени и необходимого по пространству авиационного обеспечения даже в прибрежной зоне, на глубину 200-300 км, потребуются авиапарк и создание инфраструктуры (в дополнение к уже имевшейся) с такими затратами и трудоемкостью, что их размеры превосходили все мыслимые границы.

Кроме того, человечество еще не придумало самолетов с неограниченным временем полета, а главное - не вывело новую генерацию пилотов, способных сутками сжимать в руках рычаги управления сверхзвуковых машин. Выход был один - "нужен плавающий аэродром", т.е. авианосец, способный обеспечивать ведение боевых действий самолетов круглосуточно, в любом районе операционной зоны ВМФ, с минимальной зависимостью от погодных условий.

Уже по результатам предварительных проработок, еще до полного завершения упомянутых исследований, научно-исследовательскими институтами ВМФ было разработано ТТЗ на создание авианосца под шифром "Орел", и Невскому ПКБ оно было выдано для дальнейшего проектирования авианосца пр.1160. Заданием предусматривалось создание атомного корабля стандартным водоизмещением 75 000 - 80 000 т с авиапарком "не менее 70 ЛАК", включавшим истребители, штурмовики, противолодочные самолеты, самолеты РТР, РЭБ, РЛД и вертолеты различного назначения. Для взлета самолетов предусматривались четыре паровые катапульты.

 

Проект 1160 шифр «Орёл» — первый советский проект авианосца с ядерной силовой установкой, прорабатывавшийся в конце 1960-х — начале 1970-х в Невском ПКБ под руководством А. Б. Морина. К 1986 году планировалось построить три таких корабля. Однако, в 1973 году все работы были свёрнуты в пользу дальнейшей постройки тяжёлых авианесущих крейсеров проекта 1143.

 

Выполняя УКАЗАНИЕ главкома ВМФ С.Г.Горшкова, несколько уменьшили авиапарк и разместили ПКР в подлалубных пусковых установках. Здесь необходимо отметить, что ракетное оружие, в отличие от летательных аппаратов, обладает весьма ценным достоинством практически мгновенного применения. Но целесообразно ли размещать его на авианосце, при котором обязательно должны находиться корабли боевого охранения? Авторы считают, что нет.

В предложенном пр.1160 (шифр "Орел") мы "замахивались" (и полностью отдавали себе отчет в этом) именно на авианосец не хуже американского "Энтерпрайза".

 

USS Enterprise (CVN-65) («Энтерпрайз») — авианосец США. Первый авианосец с ядерной силовой установкой. Введён в строй в 1961 году. Первый и единственный корабль своего проекта, несмотря на ещё пять запланированных к постройке кораблей серии. Основные характеристики: Водоизмещение стандартное 73 858 т; полное 93 400 т; Длина - 342 м; Ширина 78,4 м (по ватерлинии 40,4м); Осадка 12 м; Мощность 210МВт.; Скорость хода максимальная 33,6 узл.; Экипаж 3000 человек + 1800 человек авиакрыла; Авиационная группа - до 90 самолетов и вертолетов.

 

Характерно, что при докладе пр.1160 тогдашнему министру обороны маршалу Советского Союза А.А.Гречко (единственному из всех министров обороны понимавшему проблему и решительно поддерживавшему создание авианосцев) тот сказал: "Да чего вы там мудрите! Сделайте как у американцев, вот с таким авиапарком". И ту же, на чертеже, написал его примерный состав, который был близок авиакрылу авианосца "Нимитц". (В этой связи присвоение Военно-морской академии имени маршала не выглядит совсем уж нелепым. Характерная для тогдашнего уклада жизни СССР любовь к переименованиям, как видим коснулась и Академии: миновав этапы наименований имени кавалерийских наркомов Ворошилова и Гречко, она обрела, наконец достойное имя Н.Г.Кузнецова, который, как и Г.К.Жуков, никогда не кончал никаких академий.).

 

В 1973 года аванпроект 1160 (главный конструктор А.Б.Морин-Прокопович) был одобрен главкомами ВМФ и ВВС, министрами судостроительной и авиационной промышленности. Казалось бы, дальше все пойдет по налаженной схеме: эскизный, технический, рабочий проекты, постройка, сдача и т.д. Но тут в десятилетиями отработанный порядок начали вмешиваться многочисленные начальствующие инстанции.

Сначала последовало указание секретаря ЦК КПСС Д.Ф.Устинова "рассмотреть вопрос о постройке третьего корабля типа "Киев" в модернизированном варианте" (его прорабатывали с катапультами и самолетами МиГ-23А) как альтернативу атомному авианосцу пр.1160.

"Наверху" проект рассмотрели в месячный срок. Убедились, что "Киев" для этого не подходит, нужен совершенно новый проект". Доложили. Реакция сверху: "Делайте новый проект на 36 летательных аппаратов с катапультным взлетом, но в размерениях "Киева". Тот же результат "Этого сделать нельзя, нужен принципиально новый проект". Затем новая инстанция - Военно-промышленная комиссия при ЦК КПСС и СМ СССР. Она "соглашается" и разрешает проектировать корабль в новых размерениях. Ему присваивается новый номер пр.1153, но шифр ("Орел") сохраняется. Главным конструктором остается А.Б.Морин, главным наблюдающим от ВМФ назначается капитан 2 ранга Ю.П.Бобарыкин. ТТЗ на корабль было утверждено главкомом ВМФ в июне 1974 г.

 

 * Принятые сокращения

 

Яндекс.Метрика