A+ R A-

Надводный военный флот СССР. часть 2

Содержание материала

 

 

 

В то же время проектирование кораблей проекта 576ис показало, что поколение 41-56-57-х исчерпало себя полностью. Для кораблей нового поколения потребовались новые технические решения и, в большинстве случаев, новый подход.

Пересмотр взглядов на роль и облик эсминцев в середине 50-х годов происходил на фоне продолжавшегося роста значения авиации как основной ударной силы военных флотов и нарастающей подводной угрозы благодаря внедрению на ПЛ атомной энергетики, самонаводящихся торпед, а в последующем - и ракетного оружия различного назначения. Задачи нанесения торпедных ударов по крупным надводным кораблям отодвинулись на задний план. В ведущих морских державах основные задачи по борьбе с надводными кораблями противника взяла на себя авиация. Это привело к тому, что все легкие боевые корабли ведущих морских держав постепенно по существу превратились в корабли боевого охранения либо авианосных соединений, либо транспортов. Основными задачами легких кораблей стали ПВО и ПЛО охраняемых кораблей и соединений. Для решения указанных задач в ВМС США главный упор был сделан на строительстве новых кораблей в основном двух классов: фрегат УРО (в последующем ракетный крейсер) и ЭМ УРО. Фрегат УРО эволюционировал как дальнейшее развитие лидера ЭМ времен ВМВ, он был в 1.5-2 раза больше по водоизмещению, чем ЭМ УРО. Основным оружием фрегата УРО и ЭМ УРО стали зенитные ракетные комплексы и противолодочные комплексы (ракетные, бомбовые и торпедные), а также автоматическая среднекалиберная артиллерия.

Если фрегаты УРО предназначались в основном для обороны авианосцев, то задачи ЭМ УРО были значительно шире. Так, кроме задач по обороне авианосцев они должны были усиливать оборону конвоев (если конвои совершают переходы в районах с высокой угрозой) и самостоятельно патрулировать в заданном районе при обеспечении блокадных действий.

Таким образом, основным назначением этих кораблей в ведущих морских державах стало:

• ПВО и ПЛО АУС, КОН и ДЕСО;

• патрулирование в заданных районах и уничтожение отдельных морских и береговых целей.

"Реформаторы" отечественного флота не только изменили направленность военно-морского строительства, но и приняли новую классификацию кораблей и судов, в которой класс ЭМ был как бы упразднен, а ранее построенные ЭМ были переведены в класс артиллерийских кораблей.

Поскольку одной из основных задач надводных кораблей стала задача по обеспечению развертывания ПЛ, то роль сторожевых (СКР) и противолодочных кораблей (ПК) в отечественном надводном флоте стала доминирующей. Поэтому зарубежным ЭМ УРО во флоте СССР соответствовали крупные СКР, вошедшие в дальнейшим в класс больших противолодочных кораблей (БПК).

В 1956 году было принято решение о создании нового СКР, с более сильным составом ПВО по сравнению с пр.50 и с большей скоростью хода. Проект корабля получил номер 61. Оперативно-тактическое задание было утверждено Главнокомандующим ВМФ 14 марта 1956 г.

Назначением корабля в соответствии с ОТЗ являлось: ПВО кораблей и транспортов в море от атак низколетящих самолетов и управляемых реактивных снарядов; ПЛО кораблей и транспортов в море.

На основании ОТЗ, Институтом военного кораблестроения была начата разработка ТТЗ на проектирование нового сторожевого корабля (проект 61), которое было утверждено Главнокомандующим ВМФ 3 декабря 1956 года. Разработка ТТЗ включала выполнение предэскизного проектирования Институтом военного кораблестроения. В результате этого проектирования был выбран не только уточненный состав вооружения, но и разработана наиболее рациональная его компоновка. Всего было рассмотрено 7 вариантов размещения вооружения. Принятая схема размещения оружия позволяла использовать на один борт все средства ПВО (2 ЗРК и 2 АК), что было очень важно при отражении атак групповых целей. После многочисленных проработок и оценок было принято размещение антенн ГАС общего обнаружения и ГАС управления стрельбой ПЛО в выдвижном обтекателе, что позволило уменьшить осадку с 7 м до 4 м (при убранном обтекателе) и обеспечить условия эксплуатации как и у обычных кораблей без обтекателя ГАС.

Проект ТТЗ был, в основном, одобрен Институтом военного кораблестроения, который вместе с тем подчеркнул, что применение на корабле пр.61 газотурбинной установки (ГТУ) может позволить уменьшить водоизмещение примерно на 15%. При рассмотрении материалов проекта в центральных управлениях ВМФ было принято решение по использованию на этом корабле только ГТУ. Таким образом, впервые в мировой практике было принято решение о начале проектирования достаточно большого корабля с ГТУ, предназначенной для использования на всех режимах плавания. 30 апреля 1957 года были утверждены основные элементы корабля ПВО и ПЛО пр.61 для разработки эскизного проекта. Проектирование корабля было поручено ЦКБ-53, главным конструктором корабля стал Б.И.Купенский. От ВМФ для наблюдения за проектированием корабля был назначен инженер- капитан 3 ранга О.Т.Сафронов.

 

Борис Израилевич Купенский (1916—1982) — инженер-конструктор, кораблестроитель, главный конструктор сторожевых кораблей типа проекта 50, больших противолодочных кораблей проекта 61 типа «Комсомолец Украины» и атомных ракетных крейсеров проекта 1144 типа «Киров», лауреат Сталинской и Ленинской премии.

 

Корабль проекта 61 принципиально отличался от всех ранее построенных в отечественном ВМФ двумя особенностями: наличие двух ЗРК; всережимная ГТУ.

В ведущих морских державах мира сложилась практика разработки для ВМФ специальных ЗРК ("Тэлос", "Терьер", "Тартар", "Си Слаг") или использование работ ВВС ("Си Спарроу"). Во всяком случае армейские ЗРК ("Найк Геркулес", "Хок" и др.) никогда не модифицировались для флота. Причина такого подхода видится в том, что разработчики армейских ЗРК весьма свободно относились к их массо-габаритным характеристикам, что было недопустимо для корабельных и авиационных комплексов вооружения вообще.

В отечественном ВМФ был избран противоположный путь - путь модификации для флота сухопутного ЗРК войск ПВО. Модификация заключалась в основном в разработке новой ПУ и системы заряжания, а также в доработке системы управления и самих зенитных ракет (ЗУР).

Разработка ЗРК "Волна" (такое официальное название он получил в ВМФ) велась в НИИ-10 Минсудпрома с 1955 г. ЗРК включал: стабилизированную ПУ на два ЗУР с системой хранения и заряжания (погреб с двумя вертикальными барабанами на 8 ЗУР каждый), систему управления ЗУР "Ятаган" и 16 ЗУР. Дальность стрельбы этого комплекса в зависимости от высоты полета цели вначале достигала 15 км. ЗУР в этом комплексе наводилась на цель по лучу РЛС СУ "Ятаган" до момента срабатывания радиолокационного взрывателя. Такая система управления имела как преимущества, так и недостатки. Главным преимуществом этой системы была возможность использовать дешевые ЗУР, а недостатком была одноканальность по цели и ухудшение точности стрельбы с увеличением дальности.

 

ЗРК "Волна" в боевой готовности

 

 Принцип управления современных ЗРК базируются, в основном, на самонаведении (полуактивном или активном) ЗУР при использовании управления по лучу лишь вначале траектории или только с самонаведением. ЗРК аналогичного с "Волной" назначения ВМС США- "Тартор" - первоначально имел ЗУР также наводящийся по лучу РЛС, но в последующем получил ЗУР с полуактивным радиолокационным самонаведением на конечном участке полета.

Используемая в этом ЗРК РЛС системы управления AN/SPG-51 в различных модификациях устанавливалась и на кораблях постройки 80-х годов. Комплекс "Волна" и его система управления развития в 80-х годах не получил. Это показывает, что принятые технические решения при создании комплекса "Волна" оказались малоперспективными. Вряд ли этому можно найти серьезные оправдания. Так, в это же самое время в ОКБ М.Бисновата разрабатывался авиационный комплекс для вооружения дальнего истребителя ПВО ТУ-128. Основу этого комплекса составляла всеракурсная ракета Р-4РР с первоначальной дальностью стрельбы около 12-16 км (в последующем дальность была доведена до 40 км) и радиолокационная система управления "Смерч".

Ракета имела полуактивную радиолокационную головку самонаведения Габариты системы управления "Смерч" были меньше "Ятагана" на порядок. Справедливости ради надо отметить, что внутрикомплексная модернизация ЗРК "Волна" проводилась весьма активно. В частности, улучшение ЗУР и СУ позволило увеличить дальность стрельбы, обеспечить поражение низколетящих воздушных и надводных целей.

Таким образом, он превратился в универсальный ЗРК (УЗРК). По всей видимости, в выборе основных элементов для ЗРК сыграли личностные или узко ведомственные факторы, а возможно, и традиционный диктат промышленности (поддерживаемой политиками) над военными моряками. Опытный образец ЗРК "Волна" проходил расширенные испытания на ЭМ "Бравый", переоборудованном в этих целях из корабля пр.56 в ЭМ пр.56К.

Артиллерийское вооружение корабля включало два спаренных 76-мм автомата АК-726, что при отсутствии всякого ударного вооружения было, конечно, слабым. Полный отказ от среднекалиберной артиллерии на проектируемом корабле есть дань "ракетной эйфории" и принижение в то время у нас роли артиллерии вообще.

Отсутствие среднекалиберной артиллерии лишило корабль возможности оказывать эффективную огневую поддержку десанту и обстреливать различные береговые цели. В отечественном ВМФ возврат среднекалиберной артиллерии на корабли начался только в 70-х годах.

Авиационное вооружение корабля было более развитым по сравнению с пр.58, работы над которым велись практически в это же время.

Кроме ВПП, на юте имелся погреб авиационного боезапаса и 5 т авиатоплива в специальном хранилище.

Постоянные изменения состава вооружения были закончены в техническом проекте заменой двух трехтрубных торпедных аппаратов на один пятитрубный, размещенный в диаметральной плоскости на крыше надстройки.

 

 Размещение вооружения на БПК проекта 61 «Строгий» (1985 г.)

 

* Принятые сокращения

 

Яндекс.Метрика