A+ R A-

Заря над Литвой

Содержание материала

 

Я читал текст речи, а думал о другом: как бы не опоздать к Военному музею. Едва закончив, тут же по­прощался со всеми и поспешил к музею, надеясь, что мне удастся выступить перед микрофоном. Еще издали услышал, как громкоговорители передавали чью-то речь об освобождении Вильнюса, о «мудрой политике вождя народа» Сметоны. И ни слова благодарности Советскому Союзу за его помощь. Таутининки вовсю старались использовать возвращение Вильнюса для укрепления своего престижа.

Пока я дошел до музея, генерал Нагявичюс произнес перед микрофоном последние слова и призвал собрав­шихся пойти к «вождю народа» президенту Сметоне, чтобы выразить ему благодарность за возвращение Вильнюса.

Было ясно, что выступить официально мне уже не удастся. Тем более что сквер перед музеем заполнен народом и пробиться к трибуне невозможно. Тогда я ре­шил обратиться непосредственно к собравшимся.

Вокруг меня стояли рабочие, я увидел несколько знакомых, кажется, с фабрики «Кауно Аудиняй». И вот я взбираюсь на ступени памятника Даукантасу и начи­наю говорить. Рабочие сразу окружают меня, я чувст-вую их поддержку. Говорил недолго, но горячо. Сказал, что таутининки, изображая все так, будто Вильнюс освобожден их усилиями, хотят использовать это собы­тие для укрепления своей власти. Между тем освобож­дение Вильнюса и возвращение его Литве произошли лишь благодаря Советскому Союзу и его благородной политике. И выражать благодарность поэтому надо не так называемому «вождю народа», этому фашистскому диктатору, а государству трудящихся — Советскому Союзу через его посольство.

Не успел я закончить свою короткую речь, как ра­бочие подхватили меня на руки и стали подбрасывать в воздух с криками «Ура!». Тут же большая группа ра­бочих решила идти к советскому посольству. Но и сквер и прилегавшая к нему улица были запружены людьми. У ворот началась настоящая давка. Толпа, уже повер­нувшая к президентскому дворцу, вынесла нас из ворот и повлекла за собой вправо, по улице Донелайтиса, а мы хотели свернуть налево...

Что делать?

—  Товарищи! Пойдем к Сметоне и скажем ему прав­ду в глаза! — Эта мысль мгновенно мелькнула у меня в голове, и я высказал ее рабочим.    Они поддержали мое предложение.

И вот наша группа вместе со всеми двинулась в Ста­рый город, к президентскому дворцу. Подходили новые люди, особенно молодежь. Помню рабочего-цинкографа Антанавичюса — он все время шел рядом со мной. На­строение у всех было приподнятое, хотя мы и не знали, во что выльется эта неожиданная демонстрация. По дороге встречались знакомые и с некоторым удивлением смотрели, как я, заядлый оппозиционер, шагаю с этой пестрой толпой приветствовать Сметону.

Вот уже и ограда президентуры. Демонстранты, не останавливаясь, проходили мимо балкона, на котором стоял Сметона со своими министрами. Немного замед­ляли шаг только под самым балконом, чтобы крикнуть «Валио!» — «Ура!».

Так прошли и те, кто был перед нами, — они нес­ли какие-то знамена. Приблизившись к балкону, мы остановились. Остановилась и колонны, шедшие за нами.

—  Господин президент!.. — обратился я  к Сметоне. Не помню дословно, что я говорил, — очень уж вол-

новался. Помню лишь главное: в свободный Виль­нюс должна прийти свободная Литва, а вам пора уби­раться.

При слове «убираться» Сметона повернулся и ушел

с балкона —убрался!

Я еще не закончил, а ко мне уже приближался ко­мендант Каунаса полковник Бобялис. Он протянул руку, чтобы схватить меня, но тут вмешался стоявший на балконе министр внутренних дел Скучас: он что-то крик­нул коменданту и сделал предупредительный жест. Ви­димо, приказал не трогать меня, чтобы не вызвать стыч­ки перед дворцом президента. Комендант удалился. Тогда я вынул из кармана программу создания Сво­бодной трудовой Литвы и заявил:

—  До сих пор вам вручали ультиматумы иностран­ные государства, а теперь мы предъявляем ультиматум от имени литовского народа. — Подошел к оторопевше­му коменданту Бобялису и передал ему этот документ, потребовав передать его Сметоне  (или правительству, точно уж не помню).

Бобялис принял декларацию и погрозил мне пальцем:

—  Ну, смотри, Палецкис, за такие штучки не поздо­ровится.

—  А теперь пойдем к советскому посольству, переда­дим  благодарность  тем,  кто  вернул  нам   Вильнюс,— послышались голоса в нашей группе, и мы направились к Лайсвес Аллее.

По дороге наша группа все росла, привлекая внима­ние прохожих. Советское посольство было расположено в начале Аллеи Свободы, возле горы Витаутаса. Я по­звонил. Служащая, посмотрев в «глазок», узнала меня и открыла дверь. Вместе со мной вошло несколько че­ловек, в том числе и Антанавичюс. Снова я встретился с Ф. Молочковым. Объяснив, что на этот раз мы при­шли от имени рабочих, которые благодарят Советский Союз за Вильнюс, я хотел передать копию врученного правительству ультиматума. Однако Ф. Мол очков, побла­годарив нас, очень вежливо, но твердо сказал, что ни­каких документов не примет, ибо это может быть расцене­но как вмешательство во внутренние дела Литвы.

Мы вышли из посольства и рассказали ожидавшим па улице товарищам, что передали благодарность. Этим и закончилась наша демонстрация.

Вернувшись домой, я пообедал, поделился впечат­лениями с женой и детьми, а затем отправился в ре­дакцию «Лайкас». Там я рассказал А. Гузявичюсу о демонстрации у президентского дворца и о посещении посольства. Гузявичюс по секрету сообщил мне, что в 17 часов у советского посольства состоится большая демонстрация, организуемая компартией.

На душе у меня было не совсем спокойно, так как я понимал, что выступление против Сметоны не пройдет безнаказанно. Когда время приблизилось к 17 часам, мы с Гузявичюсом направились к посольству. В конце Аллеи Свободы и на соседней улице Траку (ныне улица П. Цвирки) царило оживление. Группами стояли рабо­чие. Тут же были известные интеллигенты, среди них Людас Гира, Пятрас Цвирка, Антанас Венцлова, Ю. Банайтис, Ю. Мозелис и многие другие.

Вдруг слышу, Гузявичюс, плотно окруженный демон­странтами, говорит о возвращении Вильнюса и о бла­годарности Советскому Союзу. Хотя говорил он негром­ко, его слова послужили сигналом: мгновенно собралась громадная толпа. В посольство была направлена деле­гация, которой поручили передать благодарность тру­дящихся. Все кричали:

— Валио! Ура Советскому Союзу! Ура Красной Армии! Благодарим советский народ за Вильнюс! Да здравствуют Советы!

 

Яндекс.Метрика