A+ R A-

Заря над Литвой

Содержание материала

 

Все эти революционные перемены осуществлялись в тесном контакте с Коммунистической партией Литвы. Вначале среди членов Народного правительства был только один коммунист — М. Гедвилас. Затем заняли должности министра по труду М. Юнчас-Кучинскас и министра по делам Вильнюса К. Диджюлис. Тем не ме­нее Народное правительство сразу же стало действо­вать, руководствуясь рекомендациями именно Коммуни­стической партии как единственной партии, отражавшей интересы народа. Ее влияние росло чрезвычайно быстро. На митингах и во время демонстраций трудящиеся все громче требовали, чтобы Литва круто повернула на путь социализма и в корне изменила свой политический строй. Это можно было сделать с санкции полномочного народного представительства, созыв которого стал на­шей ближайшей задачей. К началу июля уже был под­готовлен новый закон о выборах, который представил правительству П. Пакарклис. Хорошо помню заседание в президентуре, посвященное обсуждению этого закона. В основу проекта были положены принципы всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Право голоса предоставлялось всем гражданам, достигшим 21 года. Каждые 35 тысяч избирателей страны выбирали депу­тата. Новый законодательный орган предлагалось на­звать Народным сеймом. По инициативе Коммунисти­ческой партии были созваны совещания рабочих и представителей общественности, посвященные подготов­ке к выборам. В результате сформировался блок изби­рателей— «Союз трудящихся Литвы». Под его деклара­цией—-политической платформой, в которой излагались важнейшие законоположения будущего государственно­го строя, — подписалось большое число рабочих, писа­телей, ученых, художников, артистов, общественных деятелей. Декларация обсуждалась на всех крупных промышленных предприятиях, и рабочий класс полно­стью одобрил ее.

Выборы были назначены на 14 июля. Накануне в спортивном дворце Каунаса состоялся массовый ми­тинг, созванный «Союзом трудящихся Литвы» и Обще­ством квартиросъемщиков. Выступая на митинге, я при­помнил совсем недавнее прошлое, когда мы в Обществе квартиросъемщиков как-то говорили, что настанет вре­мя, когда соберемся в спортивном дворце и даже не все в нем поместятся. И вот это время пришло. Затем я сказал, что Народное правительство выполнило подго­товительную работу, назначило выборы и передаст судь­бу Литвы в руки трудящихся. С ярким словом к собрав­шимся обратился М. Гедвилас. Он образно сравнивал эти выборы со взятием Бастилии. Как 14 июля 1789 го­да народ Франции штурмовал Бастилию, так теперь литовский народ будет штурмовать 14 июля фундамент старого режима, чтобы расчистить затем место для но­вого штурма — борьбы за построение социализма.

Красными флагами украсились литовские города и села. Везде проходили собрания. Кандидатами в Народ­ный сейм выдвигали людей, преданных интересам по­давляющего большинства наших граждан. Огромный митинг состоялся в Каунасе на площади Жалякальниса (Зеленая гора). Здесь выступали члены Народного правительства, деятели Коммунистической партии и профсоюзов. Довелось еще раз обратиться с речью к слушателям и мне. Главным тезисом этой речи я избрал тот факт, что КПЛ — единственная у нас партия, про­несшая незапятнанным свое идейное знамя через всю эпоху   господства   реакции.

Пришел знаменательный день выборов. В 7 часов утра мы уже были на ближайшем избирательном участ­ке в Ратуше и очень удивились, увидев длиннющую очередь избирателей, тянувшуюся через всю площадь. Оказывается, многие встали в очередь к избирательным урнам еще в 3 часа ночи, хотя голосование начиналось только в 6 часов утра. Когда, проголосовав, мы возвра­щались, очередь стала еще длиннее, протянувшись почти до кафедрального собора. Такая же картина наблюда­лась и у других участков. Я убедился в этом, про­ехав но городу. Приятно было заметить в числе изби­рателей ряд известных профессоров, писателен и других представителей отечественной интеллигенции. У одного участка стоял в общей очереди бывший президент д-р К. Гринюс. Массовый характер выборов, небыва­лый энтузиазм народа вынуждены признать даже не­которые реакционеры, вроде историка Ивинскиса и других.

Глядя на избирателей, я вспоминал 1936 год, когда шли выборы в сметоновский сейм. Право на голос было тогда ограниченным. Но даже многие, обладавшие им, не захотели принимать участия в этом обмане, посылать в сейм представителей одних правящих классов. Зашел я тогда в один избирательный участок в самом центре Каунаса и с усмешкой взирал, как члены комиссии сидят в пустом помещении и ждут, чтобы кто-нибудь пришел опустить бюллетень. Националисты объявили потом, что в выборах участвовало 70 процентов допу­щенных к ним граждан. На деле же приняло участие в голосовании не более 40 процентов.(как и в 2009 году!: admin)

Выборы в Народный сейм длились два дня. Дело в том, что 14 июля прошли сильные дожди, попортившие дороги. Пришлось продлить голосование, чтобы все же­лающие могли проголосовать. Однако огромное боль­шинство проголосовало уже в первый день. Везде эти выборы прошли организованно и спокойно. Никто не старался повлиять на избирателей. В избирательных участках в день голосования не велось никакой агита­ции. Блюстителям порядка вообще не приходилось вмешиваться в ход событий, если не считать случаев, когда призывали к порядку какого-нибудь гражданина наве­селе, слишком бурно выражавшего свои чувства. Осра­мились все глухо каркавшие накануне недоброжелатели, которых особенно много было в Вильнюсе. По их «предсказаниям», на выборы должно было явиться 10 процентов избирателен. Как потом оказалось, в Виль­нюсе из 120 тысяч, имевших право голоса, проголосова­ло 119 тысяч. А по всей Литве в выборах участвовало 95,51 процента избирателей, причем за кандидатов на­шего блока проголосовали 1375349 человек, или 99,19 процента от общего числа голосовавших.

Результаты выборов в Народный сейм явились важ­нейшей победой трудящихся и их вождя — Коммуни­стической партии. Они продемонстрировали сплоченность и сознательность литовского народа, показали, что на­род единодушно осудил фашизм и реакцию, высказав­шись за построение новой Литвы, свободной от гнета, эксплуатации и национальных противоречий. На любо­пытные размышления наводило сопоставление сеймов сметоновского и Народного. В первом 95,6 процента со­ставляли помещики, кулаки, крупные чиновники, бога­тые домовладельцы, ксендзы. Но там не было ни одного рабочего, ни одного крестьянина — бедняка или серед­няка, ни одного деятеля науки и искусства или вообще сколько-нибудь известного представителя интеллигеиции, ни одного представителя национальных меньшинств, ни одной женщины. В партийном отношении сейм выглядел так: 43 таутининка, 1 христодемократ и 5 беспартийных. И вот это-то сборище недругов трудящихся фашисты именовали «представительством народа».

В Народный сейм из числа 79 избраны: 21 ра­бочий, 26 трудовых крестьян, 28 трудящихся интелли­гентов и служащих, 3 солдата, 1 ремесленник. Большин­ство депутатов составляли люди, уже доказавшие на деле свою верность интересам народа в борьбе против фашистского режима: 49 депутатов сидели раньше в тюрьмах или концлагерях за свою революционную дея­тельность. По национальному составу в Народный сейм вошли 11 представителей нацменьшинств (около 1/7 всех депутатов). Было избрано 8 женщин. Зато не значи­лось ни одного помещика, кулака, банкира, фабриканта, крупного    домовладельца.    Этот    сейм    действительно являлся уполномоченным подавляющего большинства народных масс и от их имени принимал исторические решения.

Каковы же эти решения? Куда повернет паша роди­на? Какой будет ее дальнейшая судьба? Обо всем этом как раз и говорили па предвыборных собраниях. Рас­скажу об одном из таких митингов — в Тельшяй, еще в конце июня. Там были выдвинуты следующие требова­ния: бороться за Советскую Социалистическую Литву; очистить государственный аппарат от сметоновских прихвостней; конфисковать имущество врагов трудящихся и использовать его для народных нужд; отделить цер­ковь от государства; конфисковать крупные заводы, фабрики и все банки; предоставить работу всем желаю­щим и трудоспособным; бороться с проявлениями на­циональной ненависти невзирая на то, от кого она исходит. Аналогичные требования выдвинули трудящие­ся Алитуса, Шяуляй, Расейняй и других селений, а так-же солдаты Народной армии, вышедшие на демонстра­цию с лозунгом «Да здравствует Литва—13-я Совет­ская Социалистическая Республика!». Вскоре после выборов на всех промышленных предприятиях были избраны рабочие советы как орган иредставительства и защиты интересов пролетариев. Начался конкретный поход в будущее, в социализм. Стали выполняться тре­бования рабочего класса.

Приближался созыв первой сессии Народного сейма. Так как решили, что мне придется открывать ее, то я заранее начал готовить вступительную речь. Скажу без преувеличения, что редко когда работал я с таким подъемом. Очень хотелось в этом вводном слове как можно более впечатляюще, со всей публицистической страстностью охарактеризовать борьбу, которая непре­станно велась в прошлом между Литвой феодалов и Литвой крепостных крестьян, между реакционными кле­рикалами и сторонниками прогресса, демократии и со­циализма, между государством буржуазии и пролета­риатом. Хотелось показать закономерное развитие исто­рических событий, в результате которых борьба между теми и другими логически завершилась великой победой сил прогресса, когда свершились чаяния лучших пред­ставителей нашего народа. В этой речи было место, где говорилось о новой конституции, образцом которой должна явиться Конституция СССР, и далее упомина­лось, что когда я писал эти слова, то вдруг вышло из-за туч солнце, сразу все осветив, и что эта картина приро­ды как бы символизировала происходившее. Позднее друзья не раз меня спрашивали, на самом ли деле так было или же я просто применил литературно-оратор­ский прием? Но это была не выдумка или какая-то ми­стика, а удивительное, но подлинное совпадение.

Настало 21 июля. Всеобщее внимание было прико­вано к старому зданию Каунасского театра, в котором собрались народные депутаты и гости, заполнившие все места. Над партером во всю стену висел транспарант с приветствием Народному сейму, призванному решить судьбу свободной Литвы. Вошел я в давно знакомый зал и тотчас вспомнил, как 20 лет тому назад в этом здании заседал еще один сейм. То были представители различных буржуазных групп, собравшиеся в 1920 году на учредительное заседание с целью заложить основы буржуазной Литвы. Но очень и очень скоро основы буржуазной демократии зашатались, и уже через не­сколько лет буржуазия для сохранения своей власти перешла к методам фашистской диктатуры. А сейчас здесь собралась совсем иная публика — недавние плен­ники фашизма, много лет проведшие за толстыми ка­менными стенами и железными решетками. Биография каждого из них, по сути дела, история борьбы и страда­ний народных масс. А теперь всюду сияют улыбки, люди светятся радостью. Это пришла праздновать свою побе­ду трудовая Литва.

 

Яндекс.Метрика