A+ R A-

Надводный военный флот СССР. часть 1

 

 

 

С 1963-70 годов по 1991 год количество ПКР в залпе по одному АУГ США (по одному АВ в каждом АУГ) возросло почти вдвое и достигло 100 единиц, что по мнению многих специалистов было вполне достаточно для его уничтожения в ядерной войне или для временного его вывода из строя при использовании неядерного оружия. В общий залп ПКР наибольший вклад вносила МРА, которая практически лишена возможности наносить упреждающий удар по АУГ.

Количество сил ПЛО в дальней зоне за этот же период выросло почти в 10 раз и достигло 2.8 больших противолодочных надводных корабля, 1.8 противолодочных ПЛА и более 3-х дальних противолодочных самолётов на одну ПЛАРБ ВМС США, что по мнению ряда специалистов было достаточно для заданного уровня поражения этих ПЛАРБ. Однако заданный уровень поражения АУГ и ПЛАРБ достигался или в упреждающем ударе или, в крайнем случае, при одновременном начале боевых действий.

В таблице приведены только носители ПКР оперативного назначения, противолодочные корабли и самолёты океанской и дальней морской зоны. Данные по количеству самолетов и ПКР на них приблизительны.

В новом сценарии боевого применения флота задача содействия сухопутным войскам на приморском направлении постепенно была передвинута на второй план. С точки зрения ранжировки приоритетов, назначаемых задачам, ситуация конца 70-х годов практически полностью повторила предвоенные годы. Тогда на первое место выдвигалась задача разгрома корабельных группировок, атакующих с приморских направлений побережье, затем следовала борьба на коммуникациях и, наконец, содействие сухопутным войскам на приморском направлении. Опыт Великой Отечественной и Второй Мировой войн указанные приоритеты полностью поменял. Однако об этом руководство ВМФ очевидно забыло.

Таким образом, кратко МОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ СССР, разработанная к середине 60-х годов, фактически формулировалась следующим образом:

ФЛОТ СССР должен в любых вариантах  развития конфликта БЫТЬ СПОСОБНЫМ совместно с другими видами вооружённых сил УНИЧТОЖИТЬ своими МСЯС НАЗЕМНЫЕ ОБЪЕКТЫ на территории противника и нанести ПАРАЛИЗУЮЩИЙ УДАР ПО МОРСКОМУ компоненту ЯДЕРНЫХ СИЛ противника для ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ядерного удара по территории страны, что и являлось его вкладом в задачу отражения агрессии против СССР и его союзников. Основной формой ведения боевых действий являлось нанесение ракетных и ракетно-ядерных ударов. Естественно этой стратегии было полностью подчинено и кораблестроение.

Созданный в соответствие с этой стратегией ВМФ СССР мог эффективно выполнить свои задачи ТОЛЬКО В ЯДЕРНОЙ ВОЙНЕ с НАТО.

Такой максимализм в целях приводил к ряду изъянов. Например долгое время морская авиация могла уничтожать крупные корабли (АВ, КР, ЭМ и т.д.), но не имела средств для уничтожения катеров и мелких плавсредств. Полагали, что в прибрежных водах в интересах флота будет действовать фронтовая истребительно-бомбардировочная авиация (однако в 70-х гг. для решения этих задач пришлось возрождать морскую истребительно-штурмовую авиацию).

Уже в середине 60-х годов ВМФ СССР стал состоять из следующих РОДОВ СИЛ: НАДВОДНЫХ КОРАБЛЕЙ, ПОДВОДНЫХ ЛОДОК, МОРСКОЙ АВИАЦИИ, БЕРЕГОВЫХ РАКЕТНО-АРТИЛЛЕРИЙСКИХ ВОЙСК (БРАВ) и МОРСКОЙ ПЕХОТЫ (МП). Позже, в 1989 г., после объединения БРАВ и МП был образован новый род сил - БЕРЕГОВЫЕ ВОЙСКА (БВ) ???

 

Структура ВМФ России

 

Для эпохи ядерного противостояния двух блоков такая морская стратегия в принципе могла считаться обоснованной. Её разработка в значительной степени принадлежит адмиралу флота С.Г.Горшкову. Во всяком случае впервые за весь период существования советского флота было обосновано предназначение ВМФ СССР и концептуальные взгляды были доведены до практического завершения. Наличие у СССР военно-морских сил сдерживания, в том числе ПЛАРК и многоцелевых ПЛА, предотвратило эскалацию многих конфликтов во времена холодной войны. Приостановило реализацию планов США по применению ядерного оружия в ходе войны в Юго-Восточной Азии и предупредило участие США в войнах Израиля с арабскими странами. Достижение в конце 70-х г. относительного паритета с боевым потенциалом флотов стран НАТО потребовало от всей нашей страны больших затрат. Но в конечном счёте именно наличие паритета явилось стимулом для поиска путей к взаимопониманию и договорённостям по ограничению, а в дальнейшем и к сокращению вооружений, заключению мирных договоров по безопасности и сотрудничеству.

Указанная модель применения флота С.Г.Горшковым была возведена в абсолют и попытки подвергнуть её критике или даже сомнениям беспощадно пресекались. На высшие командные должности в ВМФ ни при каких обстоятельствах уже не выдвигались не только инакомыслящие, но и способные принимать не стандартные решения (таким обычно приклеивали ярлык "неуживчивого"). Фактически, в теории применения ВМФ, также, как и после разгрома "старой школы" в 30-х годах, наступил застой, не "рассосавшийся" и по настоящее время. Застой в теории привёл к отсутствию новых идей у руководства ВМФ для выработки новой морской стратегии в конце 70-х и начале 80-х годов когда произошли изменения в политике (эпоха разрядки и ограничений стратегических вооружений) и в военной техники (усиление "прозрачности" океанов и следовательно постепенная потеря ПЛ своего основного свойства - скрытности). В идеологическом плане С.Г.Горшков оставил после себя только исполнителей (весьма непоследовательных) своих предначертаний. Тридцать лет господства во флоте этого руководителя - целая эпоха которую нельзя оценивать однозначно. Однако то, что после 1991 года началось быстрое разрушение отечественного ВМФ, даже более интенсивно чем других видов вооружённых сил, удерживает нас от только положительной её оценки. С.Г.Горшкову не удалось создать самое главное - МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ ФЛОТА ОТ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОЛЕБАНИЙ. Созданный им современный ВМФ СССР, будучи нацеленным на решение строго определённых задач, был по своей сути одноцелевым (лучше приспособлен к ядерной войне с НАТО) и, следовательно, не нёс в себе внутренней устойчивости к изменениям в политике и, добавим, в экономическом укладе.

По мнению многих аналитиков гонка ядерных вооружений велась США в основном с политическими целями - "изматывания экономики СССР" (хотя военные обоих стран и не исключали всеобщей ядерной войны). В этом кроется одна из причин согласия США на ограничение и сокращение ядерных вооружений: "...в конечном итоге разоружение тоже требует средств и быстрое сокращение ядерных вооружений также будет изматывать экономику СССР".

Придерживаясь этой политической установки США, в военном плане, уже с середины 60-х стали рассматривать неядерную войну более вероятной. В соответствии с этим было несколько изменено и развитие военно-технической политики. Началась разработка высокоточного оружия, способного к избирательному поражению различных объектов обычными боеприпасами. Так, например, была создана ракета "Томахок", способная пролететь на сверхмалой высоте более 2500 км и поразить обычным или ядерным зарядом малоразмерную цель на берегу, ориентируясь по рельефу местности, заложенному в память её ЭВМ.

 

Томагавк или Томахок (англ. BGM-109 Tomahawk, [’tɒmə‚hɔ:k]) — американская многоцелевая высокоточная дозвуковая крылатая ракета (КР) большой дальности, стратегического и тактического назначения. Длина - 5,56м; размах крыла - 2,62м; диаметр - 531мм; дальность - 1600км; масса - 1500кг; скорость полета - 880 км/час.

 

Принятие их на вооружение в середине и конце 70-х годов позволила ряду политиков и военных в США заявлять: "..победа над СССР теперь обеспечена без применения ядерного оружия". Для маскировки работ над этим оружием была организована пропагандистская компания с "нейтронными ядерными боеприпасами". (Как только высокоточное оружие было в массовом количестве принято на вооружение, про нейтронное оружие все "забыли"). В СССР в этот же период также велись разработки высокоточного оружия. Поскольку сухопутные войска и ВВС имели минимум "национальных" особенностей, то их переориентация на ведение боевых действий обычным оружием, в том числе и высокоточным, проходила без серьёзных организационно - технических изменений, хотя и в них они затянулись вплоть до сегодняшнего дня (например почти вся бронетехника приспособлены к ведению боевых действий высокоточным оружием днём и ночью, а боевые вертолёты сухопутных войск могут действовать только днём и в простых метеоусловиях). Война без применения ядерного оружия, или с ограниченным его применением стала уже рассматриваться как длительная с вероятным "ничейным" исходом.

В то же время у многих специалистов ВМФ, знакомых с методами боевого применения ВМС НАТО стало вызывать сильное сомнение что противник "подставится" под упреждающие удары, в особенности на море, где он всегда избегал риска и исповедовал принцип абсолютного превосходства. Противник на учениях постоянно отрабатывал отрыв от сил слежения с последующим их уничтожением. Кроме того возможность развёртывания АУС и ПЛАРБ во внутренних водах стран НАТО (Норвежские фиорды) или союзников США (Внутреннее японское море) сильно затрудняло их уничтожение при любом варианте начала боевых действий.

Развитая система ПЛО, созданная вероятным противником, благодаря БПЛА и ПЛА распространило своё господство и на прибрежные воды СССР, что позволило ей брать под контроль отечественные ПЛ сразу по выходе их из пункта базирования. Наконец массовое вооружение высокоточными КР большой дальности - стратегическими крылатыми ракетами (СКР) надводных кораблей, подводных лодок и авиации привело к необходимости изменить взгляды на всю систему ПЛО и ПВО ВМФ. В этой обстановке и главные ударные силы ВМФ: МСЯС и ПРОТИВОАВИАНОСНЫЕ СИЛЫ потребовали прикрытия. ПЛАРБ и ПЛАРК требовали противолодочного прикрытия, а МРА истребительного. Если прикрытие ПЛАРБ, вооружённых МБР и патрулирующих благодаря этому в прибрежных водах СССР считалось обеспеченным, то прикрытие ПЛАРК выдвинутых в районы нахождения АУС становилось воистину неразрешимой проблемой. Прикрытие МРА истребителями ограничивало её боевой радиус, а, следовательно, ставило под сомнение целесообразность её существования. Всё это требовало либо кардинально поменять морскую стратегию, либо продолжая развивать сложившуюся систему сил, обеспечив её прикрытие корабельной авиацией.

С.Г.Горшков выбрал второй путь и в качестве основы сил прикрытия стали рассматриваться АВ с палубными истребителями горизонтального взлёта и посадки. Хотел он или нет, но после полуавианосцев с самолётами вертикального взлёта и посадки в 80-х годах впервые в отечественном флоте началось серийное строительство АВ. И хотя и здесь "национальный" принцип создания АВ, воплотился в размещении на них ПКР (подобно тому как на АВ 30-х годов в ряде стран размещали крупнокалиберные орудия, сразу снятые во время ВМВ), противники существующей морской стратегии и непосредственные создатели этих кораблей знали, что с увеличением числа этих кораблей изменится и направленность развития ВМФ СССР. С командирских мостиков этих кораблей и из кабин палубных самолётов рано или поздно допжны прийти к руководству ВМФ другие люди с иными взглядами. Флот в этом случае станет МНОГОЦЕЛЕВЫМ и способным решать задачи как в ядерной, так и в неядерной войне, как в локальной, так и в глобальной. Палубные истребители способны быть не только "щитом", но и высокоточным "мечом" флота, благодаря вооружению их ПКР, СКР и другим оружием. В разгар этой скрытой перестройки ВМФ адмирал флота С.Г.Горшков ушел "на заслуженный отдых".

Однако такой путь одновременного развития ПЛАРК, МРА, БНК с ПКР и АВ оказался достаточно дорогостоящим. Поэтому, огромные средства, истраченные на создание ВМФ, были, по мнению конкурирующих видов вооружённых сил, совершенно не адекватны его вкладу в оборону государства. У высшего руководства министерства обороны нарастала неприязнь и раздражение по отношению к флоту, его программы стремились финансировать по остаточному принципу. Предел этой борьбе "под ковром" положил развал СССР в 1991 году.

 

* Принятые сокращения

 

Яндекс.Метрика